Регистрация | Забыли пароль?
11.08.2014

Администратор

1647

В далеком 94-м году

Наш сайт продолжает публиковать шахматные очерки от Булата Асанова. На этот раз - в предверии выборов Президента Фиде, которые пройдут во время Шахматной Олимпиады в Тромсе очерк посвящен событиям двадцатилетней давности - выборам Президента ФИДЕ 1994 года.

Статьи часто требуют графического сопровождения и на это раз в материал добавили фотографии , связаннае с 1994 годом - ибо они были сделаны именно в то время, но при этом связанные еще и с событиями теперь уже столетней давности - Первой Мировой Войной. Для любознательных оставим возможность узнать о событиях в Галлиполи и в Компьенском лесу самостоятельно.

                                                                                                    Булат Асанов
                                                    В далеком 94-м году

В тот год в Москве  состоялась  Всемирная шахматная Олимпиада и  выборы президента ФИДЕ. А еще надвигалась война в Чечне. Обстановка была очень напряженной, как политическая, так и шахматная.
 Конец ноября – середина декабря. Олимпиада и Конгресс ФИДЕ проходят  в переполненной гостинице «Космос», построенной югославами к Олимпийским играм  1980 года. Представьте себе  огромную гостиницу, заселенную исключительно шахматистами, судьями, тренерами, официальными лицами,  делегатами ФИДЕ, журналистами -   этакий улей потревоженных пчел, разноголосый и разноязыкий. Ваш автор присутствует  в нескольких ипостасях одновременно:  и как капитан сборной Казахстана, и как делегат ФИДЕ. Совмещать эти два начала  не просто:  подготовка команды занимает много времени и нервной энергии, а работа делегата добирает  оставшееся. Главные противоборствующие силы на выборах - действующий президент ФИДЕ Флоренсио Кампоманес ( его поддерживают чемпион мира Гарри Каспаров и президент РШФ Андрей Макаров) и француз Башар Куатли  - за него  многократный чемпион  мира Анатолий Карпов и сингапурец  Игнасиус Леонг. Шансы сторон  равны, и оттого предвыборная борьба носит затяжной, ожесточенный характер. Все  возможные средства пущены в ход.Булат Асанов в Галлиполи

Свою задачу я понимаю сразу -  сохранить в этой кутерьме лицо и человеческие отношения, в том числе  -  со всеми соискателями высоких должностей. Но помимо  прочего мне приходиться участвовать в работе всевозможных комиссий. В течение короткого времени знакомлюсь почти со всеми делегатами, а также с должностными лицами Международной Федерации шахмат. Обе стороны проводят совещания  с представителями федераций бывших советских республик, однако представители предпочитают слушать и отмалчиваться. Так было и на встрече, устроенной сторонниками Кампо. После вступительных зажигательных речей организаторов  данного мероприятия о необходимости голосовать за Кампоманеса  наступило неловкое  молчание. Выдержав паузу, я нарушил его следующими словами: «Раз уж решили выбирать Кампо, то я предлагаю серьезно ограничить в будущем полномочия президента ФИДЕ, поскольку действующий президент, как  показало время, тяготеет к большой  самостоятельности в принятии важнейших для развития шахмат решений». Присутствующие вышли из анабиоза. Макаров воскликнул: «Правильно!» и тут же предложил создать комиссию по внесению соответствующих поправок в устав ФИДЕ, а мне возглавить ее. Началось движение. Представитель одной среднеазиатской федерации высказал сомнение по моей кандидатуре, отметив, что я слишком молод и не опытен для такой работы. Впрочем, у меня и в мыслях не было заняться чем-то подобным.  Я тут же взял самоотвод и откланялся, сославшись на то, что спешу на собрание команды.

Будат Асанов в Компьенском лесуНа следующий день мне последовало приглашение на ужин с Каспаровым и Макаровым. Я пришел немного раньше условленного времени с тем, чтобы поблагодарить за приглашение и извиниться - я  должен был  уйти, чтобы готовить  команду к следующему туру.  Гарри Каспаров и Андрей Макаров представили меня президенту Калмыкии  Кирсану  Илюмжинову, также приглашенному на ужин. Андрей Михайлович и Кирсан Николаевич попытались  уговорить меня остаться, а Гарри Кимович делал  страшные глаза,  но я собрал волю в кулак  и пошел по своим делам. У меня был резон вести себя таким образом. Дело в том, что во втором туре наша мужская сборная обыграла  одного из  фаворитов, сборную Англии.  Этот несомненный успех тут же нашел отражение на российских телевизионных каналах, которые посвятили победе наскоро сочиненное четверостишие,  главная роль в  котором досталась  Президенту  Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Эта событие, само по себе  отрадное, сразу же повысило значимость нашей миссии - поздно ночью до меня дозвонился заместитель министра спорта и поинтересовался настроением команды и ходом подготовки к очередному туру.
Наступили решающие дни – начала работу Генеральная Ассамблея Конгресса ФИДЕ. Здесь основные бои развернулись за то, каким образом голосовать - тайно или открыто, то есть  заполнять  ли бюллетени или  же просто поднимать  руку. Это представлялось  очень важным -  ведь голосовать у всех на виду, особенно при действующем президенте ФИДЕ, да еще и против него, не очень-то  с руки - для такого радикального подхода необходимо иметь убеждение. Представьте себе - большой зал и сцену, на которой восседает президиум. Каждый делегат обращен лицом к нему.
                                                      
Начинается голосование по главному пункту. Делегату необходимо нажать на одну из двух кнопок, красную или зеленую, чтобы выразить свою
 позицию. Я по не осторожности нажал на обе, и мой голос  был признан  не действительным. Итоги подвели быстро: с перевесом в один голос победила точка зрения «европейцев»,  которые предпочитали  тайное голосование. В зале не спокойно: одни ликуют, другие недовольны. Раздаются крики о необходимости переголосовать.  Ко мне подходят с двух  сторон Макаров и Карпов, берут за руки,  ведут к микрофону. Каждый пытается  внушить свою версию произошедшего. Председатель, президент ФИДЕ предоставляет мне слово. Откашлявшись, докладываю  Конгрессу следующее: “Прошу прощения. Я совершил ошибку. Техническую.  Это моя вина и только моя”. Объявили перерыв. Чтобы прийти в себя, мне пришлось посетить стойку бара и выпить пару бокалов «Блади Мэри». Так  я завоевал первую популярность, количество желающих выпить со мной заметно увеличилось. Вечером я ощутил дружеское участие и заботу  обеих сторон, каждая из которых подчеркивала свое неизменное благорасположение. Наконец наступил день выборов. По  воле  обстоятельств, связанных с выступлениями моих подопечных (шел заключительный тур Олимпиады),  в выборах я  не участвовал. После оглашения результатов  я увидел Каспарова, очень довольного итогами Конгресса. Пожимая на прощание мне руку, он сказал: «А ведь ты был прав. Тайное голосование все-таки демократичнее». Уже глубокой ночью, встретив, совершенно случайно, в холле гостиницы вновь избранного президента ФИДЕ Ф.Кампоманеса, я поздравил его. А  поутру, выезжая  из  гостиницы, узнал о том, что наряду с А.Карповым стал членом Центрального Комитета ФИДЕ. Одним из восьми вновь избранных.

Поделись новостью!

 

Добавить комментарий:

Вы отвечаете на следущий комментарий:
:arrow: :biggrin: :confused: :cool: :cry: :eek: :evil: :lol: :mad: :question: :razz: :redface: :sad: :smile: :twisted: :wink:
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter